"Главной мишенью криминалитета и чиновничьего рэкета становится средний и малый бизнес".
Владимир Путин
 
        
Прямая речь

Максим Васильев, незаконно арестованный предприниматель

Бизнес Солидарность публикует выступление Максима Васильева в Басманном суде. Впервые в новейшей российской практике незаконно обвиняемый и незаконно арестованный предприниматель решился в ходе открытого судебного заседания вскрыть страшный для всех нас механизм заказных уголовных дел.

Уважаемый суд!

Я не согласен с предъявленным мне следствием обвинением по двум указанным в обвинительном заключении эпизодам совершения преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, поскольку этот не соответствующий действительности вывод следствия основан на догадках и предположениях следователей СК при МВД РФ Шантина Г. А. и Зайцева П. В., которые провели предвзятое предварительное расследование по уголовному делу и представили суду мнимые доказательства моей вины.

Парадокс истории с продажей и покупкой сети магазинов «Продмак» заключается в том, что, если бы руководители холдинга «Марта» Трефилов Г. Ю, Октябрьский Д.Ю. и Васильев Б. Ц. руководствовались бы законами Российской Федерации, то они бы для разрешения возникших в ходе гражданско-правовой сделки разногласий между Продавцом и Покупателем обратились бы в арбитражный суд, и, при таких обстоятельствах, не было бы никакого уголовного дела, поскольку спор разрешился бы в арбитражном суде.

Однако они воспользовались своими связями в Госдуме, а также среди следователей СК при МВД РФ, и пошли по другому, противозаконному пути. В результате совершилось беззаконие, жертвой которого стал я и другие проходящие по уголовному делу в качестве обвиняемых и подсудимых лица.

Мои показания, которые я сейчас сообщаю суду, являются доказательством моей невиновности, которые основаны на достоверных фактах, подтверждающихся находящимися в материалах уголовного дела доказательствами.

Вначале остановлюсь на фактах, свидетельствующих о незаконности возбуждения уголовного дела, предъявления обвинения по ч. 4 ст. 159 УК РФ и избрании мне меры пресечения в виде заключения под стражу.

Уголовное дело в отношении меня – акционера «МХМ – Фонд», а также Короткова С. В., Долгих К. В., Володькиной В. И. возбуждено незаконно в результате заказа руководителей холдинга «Марта» Трефилова Г. Ю, Октябрьского Д.Ю. и Васильева Б. Ц., которые, по возникшему гражданско-правовому спору по сделке купли-продажи сети магазинов «Продмак», обратились не в арбитражный суд, как это предусмотрено российским законодательством, а к депутату Госдумы РФ Гудкову. Они действовали по разработанной схеме перевода гражданско-правового дела в уголовное дело.

Эта схема незаконного возбуждения уголовного дела выглядит следующим образом:

- по инициативе Трефилова и его компании были подготовлены и отправлены обращения представителей Союза немецкой экономики в Российской Федерации и холдинга «Марта» к депутату Госдумы РФ Гудкову Г. В. с просьбой возбудить уголовное дело;

после чего, Гудков лично обратился к Министру внутренних дел РФ Нургалиеву с требованием возбудить уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ;

- Министр МВД РФ Нургалиев, под нажимом влиятельного депутата Госдумы Гудкова Г. В, дал указание руководителю СК при МВД РФ о проведении проверки и возбуждении уголовного дела;

– после чего, руководитель СК при МВД РФ поручил следователю СК при МВД РФ Шантину Г. А. возбудить уголовное дело и провести расследование по делу;

– следователь Шантин Г. А., являясь основным исполнителем заказа руководителей холдинга «Марта», в декабре 2005 года по надуманным основаниям, незаконно выделил из находящихся у него в производстве уголовного дела №290983 новое уголовное дело № 290996 якобы по факту завладения неустановленными лицами путем обмана и злоупотребления доверием денежных средств, фирм ООО «Элекскор», ООО «Экспо Трейд», и покушения на хищение имущества ООО «Экспларейшн» по признакам преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Таким образом, по указанной схеме в результате необоснованного на законе вмешательства депутата Госдумы Гудкова Г. В. было незаконно возбуждено уголовное дело в отношении меня и других по ч. 4 ст. 159 УК РФ и, что характерно, дело было возбуждено именно по той части и статье УК РФ, которые указал в обращении Гудков.

Причем, в данном случае, сыграло большую роль в незаконном возбуждении в отношении меня уголовного дела еще и то обстоятельство, что указанный депутат в обращении к Министру внутренних дел РФ искусственно придал политическую окраску полученных им от представителей Союза немецкой экономики в Российской Федерации и холдинга «Марта» обращений, указав в своем письме, адресованного Министру внутренних дел России, не соответствующую действительности фразу, что: «…данный вопрос имеет также большое значение расширения инвестиционного процесса со стороны немецких компаний, так как концерн «Rewe», проводящий свою инвестиционную деятельность через фирму «Марта», намеревается в ближайшие годы вложить в экономику российской Федерации до 500 миллионов евро».

Однако случившийся в августе 2008 года закономерный факт банкротства холдинга «Марта» является убедительным доказательством того, что депутат Госдумы Гудков, не разобравшись в ситуации, по известным только ему причинам встал на защиту холдинга - банкрота, и эта обанкротившаяся фирма не только не способствовала вложению в экономику России через немецкие компаний 500 млн. евро, как об этом в категоричной форме пытался убедить Министра внутренних дел Гудков, а своим случившимся банкротством, существенным образом подорвала деловую репутацию России перед немецкими компаниями.

Под воздействием уже упомянутого депутата Главное следственное управление при ГУВД г. Москвы в июле 2007 года возбудило уголовное дело № 128281 по факту хищения в особо крупном размере денежных средств в ООО «Элекскор». После чего, уголовные дела № 290996 и № 128281 были соединены в одно производство.

Таким образом, если бы не было предвзятого по отношении ко мне и другим обращения депутата Госдумы Гудкова к Министру внутренних дел Нургалиеву, то не было бы моего незаконного уголовного преследования, и я бы не был лишен свободы судьями Московских районных судов. При этом, если бы указанный депутат в соответствии с российским законодательством дал письменный ответ обратившимся к нему представителям немецких компаний и фирмы «Марта», что они по закону должны обращаться в арбитражный суд, а не к депутату Госдумы, то ситуация развивалась бы по установленному законами России порядку путем разрешения исков в арбитражном суде.

В связи с чем, полагаю, что Гудков обязан исполнить свой гражданский долг и явиться в суд для дачи свидетельских показаний с целью выяснения у него причин, мотивов и целей, побудивших его в нарушении закона обратиться к Министру внутренних дел и таким образом повлиять на решение о возбуждении уголовного дела. Подтверждением заказного характера моего незаконного уголовного преследования является также то обстоятельство, что следователи СК при МВД РФ, вначале Шантин Г.А., а затем Зайцев П. В. преднамеренно выборочно предъявили обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ только определенным лицам для составления фальшивого обвинения. Причем они выборочно выбрали обвиняемых из числа тех, кто каким-то образом был связан с обсуждением гражданско-правовой сделкой купли-продажи сети магазинов «Продмак», незаконно «наклеив на них ярлыки» членов организованной преступной группы.

Однако, если даже следовать странной логике следователя по выбору обвиняемых, то и в этом случае не подается логике тот факт, что из числа непосредственных участников обсуждения и заключения договоров купли-продажи со стороны лиц, участвовавших в подготовке и обсуждении договоров со стороны Продавца - Короткова, Салыча и Семеньковой, то все равно непонятно, почему в таком случае было предъявлено обвинение не всем троим, а только одному Короткову.

Что касается меня как лица, не принимавшего непосредственно участие в обсуждении деталей договоров, в том числе конкретных пунктов договоров, следователи умышленно по заказу подтянули меня к обвинению по ч. 4 ст. 159 УК РФ и арестовали только для того, чтобы создать для меня тяжелейшие условия содержания в СИЗО, чтобы таким изуверским образом добиться моей сговорчивости по вымогательству у меня и моих родственников денег в обмен на освобождение из следственного изолятора.

Согласно обвинительного заключения главным доказательством моей виновности является сами договоры купли-продажи сети магазинов «Продмак», а если конкретнее, то некоторые пункты договоров, которые следствие посчитало мошенническими. В этой связи возникает вопрос: Как можно меня обвинять в том, что якобы под моим руководством были включены мошеннические пункты в договоры, если проекты этих договоров со всеми внесенными в них пунктами представили опытные юристы, представляющие интересы Покупателя, то есть холдинга «Марта», кроме того, я эти договоры детально не изучал, не знаю их содержание и не подписывал?

У стороны защиты возникли также следующие вопросы, на которые должны быть получены ответы в данном суде, а именно:

Почему представители холдинга «Марта» обратились не в арбитражный суд или по месту совершения преступления в территориальный следственный орган при ОВД, которому согласно требований УПК РФ подследственно данное уголовное дело, а непосредственно к депутату Госдумы Гудкову?

Почему обращение было целенаправленно адресовано именно депутату Госдумы Гудкову, а не другому депутату?

Почему депутат Гудков, будучи по своей прежней профессии сотрудником ФСБ и, по роду своей прежней и настоящей работы хорошо знающий российское законодательство, регламентирующее действия юридических лиц по гражданско-правовым спорам по заключенными между ними договорами, что эти споры разрешаются только арбитражным судом, тем не менее, в нарушении законов России, незаконно вмешался в гражданско-правовой спор между юридическими лицами и в категорической форме указал в своем письме Министру МВД РФ Нургалиеву, что «… в изложенных в обращении фактах и обстоятельствах дела усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного частью 4 статей 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) и поэтому заслуживает внимание со стороны Министерства внутренних дел Российской Федерации»?

В соответствии с каким федеральным законом, дающим право депутату Госдумы присваивать функции следователя правоохранительного органа и делать вывод о том, имеется или не имеется состав преступления исходя только из содержания полученных им писем, исходил Гудков?

Очевидно только одно, что депутата Госдумы РФ Гудкова умышленно использовали для того, чтобы уголовное дело было наверняка возбужденно следователем СК при МВД РФ, рассчитывая на то, что в таком случае суд не посмеет отказать следователю СК при МВД РФ в ходатайстве о моем аресте, который был нужен только для того, чтобы вымогать у меня и моих родственников деньги в обмен на мое освобождение.

В дальнейшем действительно последовали указанные незаконные действия по вымогательству денег со стороны «Марты».


Уважаемый суд!

Имеющиеся в деле факты говорят о следующем. Статья 159 УК РФ, по которой я обвиняюсь, предполагает действия лица по завладению чужим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием.

В чем же состоял обман с моей стороны и как я мог злоупотребить доверием, которого между мной и потерпевшими никогда не было? В обвинительном заключении невозможно найти ответа на этот риторический вопрос.

Напротив, в обвинительном заключении имеются фактические данные, свидетельствующие о том, что:

- со стороны проходящих по данному уголовному делу в качестве потерпевших (Трефилов, Октябрьский, Васильев Б.Ц) были осуществлены реальные действия по вымогательству у меня 632 млн. рублей (более 25 млн. долларов США). Именно на указанную сумму руководством холдинга «Марта» был представлен расчет причиненного материального ущерба, что обоснованно расценивалось мною как вымогательство названной суммы денег в завуалированной форме, в обмен за прекращение уголовного дела (т. 61, л. д. 99). О факте вымогательства у меня денег «Мартой» мною было сделано письменное заявление следователю в день моего задержания 21 мая 2007 года, однако никакой реакции со стороны следствия на это заявление не было (т. 61, л. д. 88-93);

- о совершении краж алкогольной продукции в размере 8 млн. рублей, не являющейся предметом сделки;

- об отказе фирмы «Элекскора» в лице генерального директора Курдина от оплаты 15 млн. рублей за часть полученного товара, который, за указанные преступные действия, был осужден;

- о попытке хищения имущественного комплекса, принадлежащего «МХМ – Фонду» площадью 40 тыс. кв. метров в г. Москве стоимостью свыше 200 млн. долларов США.

Вышеперечисленные факты подтверждаются, в том числе:

- приговором Преображенского районного суда г. Москвы об осуждении генерального директора ООО «Элекскор» Курдина В. В. по ст. 177 (злостное уклонение от кредиторской задолжности) и ст. 315 (неисполнение решения суда) УК РФ.

- приговором Тимирязовского районного суда г. Москвы по уголовному делу № 254304 по обвинению сотрудников милиции Ильенко С. С., Молодиченко В. Д., Валуева П. П. и Майорова Н. В.; которым установлен факт хищения алкогольной продукции и неправомерные действия сотрудников безопасности холдинга «Марта»;

- уголовным делом № 9039, возбужденным 14 декабря 2005 года следователем Следственной части Красносельского ОВД г. Москвы по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении неустановленных лиц, которые совершили мошеннические действия с использованием поддельных документов от имени фирмы ООО «Альтаир» обратились с иском в арбитражный суд Московской области с целью завладения в г. Москве недвижимостью площадью 40 тыс. кв. метров и стоимостью более 200 млн. долларов.

Приведенные мною доказательства подтверждают тот факт, что не «Трефилов и его компания» являются потерпевшими, а я и другие подсудимые, в том числе Долгих и Коротков, в действительности являемся потерпевшими.

Кроме того, руководство фирмы «Марта» использовали прием обмана в отношении продавца сети магазинов «Продмак» путем проведения умышленных действий по созданию разногласий до начала и во время оговоренной договором купли-продажи инвентаризации товарных остатков продуктов питания и оборудования, находящихся в помещениях продаваемых сети 16 магазинов «Продмак».

В этих целях руководство «Марты» пошло на сознательное занижение реальной стоимости товара, его количества, подтасовки сроков годности товарных остатков, находившихся в магазинах.

Ими было дано без согласования с представителями продавца самовольное распоряжение о перевозке товарных остатков из всех 16 покупаемых ими магазинов, в один магазин.

Названные преднамеренные незаконные действия в конечном итоге привели к хищению находившегося в магазинах товара, поскольку описи товара не производились, товарно-транспортные накладные не оформлялись.

Отсюда следует вывод, что разногласия руководством холдинга «Марта» создавались преднамеренно с целью завести продавца сети магазинов «Продмак» в заблуждение. По этой причине направлялись в адрес продавца фиктивные телеграммы для того, чтобы якобы определить, кому принадлежит имущество и продукты в магазинах, при этом умалчивалось о том, что эти данные сведения уже были отражены в документах при оформлении сделки купли-продажи магазинов. Отправленные телеграммы и письма «Марты» были ложными и это делалось для того, чтобы формально придать юридический факт событиям и обвинить в плохом качестве продуктов и завышенной цене Продавца сделки.

Это было сделано для того, чтобы на основании указанной в обвинительном заключении ложной и заранее спланированной переписки, решить вопрос о возбуждении уголовное дела в отношении представителей Продавца за якобы совершение мошеннических действий с причинением особо крупного ущерба Покупателю.

Названные незаконные действия свидетельствовали о нежелании покупателя принятия на себя обязательств заключенного договора и об отсутствии намерений покупателя выполнить согласно договоренности проведение инвентаризации, чтобы впоследствии безвозмездно обратить в свою собственность имущество и продукты питания, принадлежащие продавцу.

Таким образом, фирма «Марта» совершила путем обмана незаконное присвоение права распоряжаться имуществом продавца по своему усмотрению. Однако это криминальное обстоятельство по известным причинам не интересовало следствие.

Что касается алкогольного товара, то его часть в качестве благодарности представители «Марты» отдали сотрудникам милиции, в отношении которых впоследствии по инициативе продавца были возбуждены уголовные дела за хищение чужого имущества и превышении должностных полномочий и на сегодня, некоторые, из числа привлеченных к уголовной ответственности сотрудников милиции, уже осуждены.

Таким образом, у руководства холдинга «Марта» не было законного права на распоряжение товарных остатков в магазинах, поэтому они целенаправленно обратились к депутату Госдумы Гудкову. Последний, зная, что возникший между юридическими лицами спор разрешается только в арбитражном суде, тем не менее, обратился к Министру внутренних дел РФ Нургалиеву с требованием возбудить в отношении Васильева М. И. уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ якобы за совершение мошеннических действий в особо крупном размере.

После чего, действительно было возбуждено СК при МВД РФ уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ вначале якобы на неустановленных лиц, хотя все лица были известны, а затем, в отношении Васильева М. И. и других.

В данном случае произошло преднамеренное нарушение следователями СК при МВД РФ Шантиным и Зайцевым ряда федеральных законов России, в соответствии с которыми спор между юридическими лицами, возникший по поводу заключенного договора, должен разрешаться судьями арбитражного суда, а не путем незаконного возбуждения уголовного дела и ареста, как это произошло в данном случае. Причем мой арест был необходим только для того, чтобы вымогать у меня деньги в сумме 632 млн. рублей (более 25 млн. долларов США) для покрытия расходов ставшего банкротом в конечном итоге в августе 2008 года холдинга «Марта». Это вымогательство со стороны руководства «Марты» впоследствии и произошло, о чем было подано заявление о возбуждении уголовного дела за вымогательство в СК при Генеральной прокуратуре РФ. Однако в возбуждении уголовного дела по надуманным основаниям было отказано. В настоящее время это необоснованное постановление следователя СК при Генеральной прокуратуре РФ обжалуется.



Обращаю внимание суда на то, что данное уголовное дело было инициировано также, как и иные противоправные действия владельца фирмы «Марта» Трефилова, с целью любыми средствами закрыть огромную финансовую «дыру» в бюджете холдинга «Марта». По примерным подсчетам эта «дыра» на момент возбуждения уголовного дела составляла около 20 млн. долларов, а сейчас она уже стала известна для большинства российских предпринимателей, а также присутствующих в зале суда, и составляет сумму свыше 100 млн. долларов. И Холдинг «Марта» объявил о банкротстве своей сети «Гроссмарт» в результате выстроенной им финансовой пирамиды.

А ведь о факте вымогательства было известно следственным органам, поскольку я об этом заявил в СК при МВД РФ. В результате следователь Данилов провел допрос потерпевшего Васильева Б. Ц. (моего однофамильца). О чем имеется протокол в материалах уголовного дела (т., л. д. ).

Потерпевший Васильев Б. Ц. назвал сумму, которую он и Трефилов требовали с моего брата – Васильева Кирилла в размере 632 млн. рублей. Эта сумма сопоставима с суммой затрат потерпевших (Трефилов, Октябрьский, Васильев Б. Ц.) на сделку по приобретению сети магазинов «Продмак». При том, что затраты на приобретение самой сети магазинов «Продмак» составляют чуть более 800 млн. рублей.

То есть в результате возбуждения в отношении меня уголовного дела Трефилов хотел приобрести сеть магазинов «Продмак» бесплатно. Сумма же более 600 млн. рублей требовалась для того, чтобы в обмен освободить меня из под стражи. Однако следователь СК при МВД РФ почему-то не нашел в этом факте состава преступления.

Хочу обратить внимание суда также на то, что в материалах уголовного дела имеется сумма причиненного ущерба в размере около 13 млн. рублей. При этом, надо понимать, что указанная сумма - есть сумма аванса, которая удержана на основании предварительного договора купли-продажи от 27 декабря 2004 года за отказ руководства холдинга «Марта» от приобретения магазина, расположенного по адресу: ул. Перерва, д. 54. Причем удержание данной суммы аванса происходило не мной, а руководителем компании собственника названного магазина.

Следствие в лице ранее судимого за умышленное преступление (превышение должностных полномочий) следователя СК при МВД РФ Зайцева П. В. посчитало ущербом и сумму в размере 1,8 млн. долларов США, которую банк списал за товарные запасы, которые находились в сети магазинов «Продмак». Руководство холдинга «Марта» в результате придуманных фактов стала доказывать в Арбитражном суде, что аккредитив на сумму 1, 8 млн. долларов списан неверно и эта сумма была возвращена фирме «Марта» руководителями банка без замедления. Это видно из материалов дела.

На мой взгляд, когда хотят что-то похитить, - то действительно безвозвратно похищают, а не возвращают, как в данном случае. В связи с изложенным возникает вопрос: «А какое к этому действию имею отношение я?».

При этом надо помнить, что в начале гражданско-правовой сделки купли-продажи «Мартой» был уплачен аванс – 3 млн. доллара, который больше суммы выдуманного следствием якобы причиненного ущерба по этому уголовному делу, – 500 тыс. долларов и 1, 8 млн. долларов. Более того, аванс 3 млн. долларов перечислялся между офшорными компаниями вне Российской Федерации.

И, уж, если бы у кого-нибудь и было желание похитить что-нибудь, то, наверное, была бы похищена сумма 3 млн. долларов, поскольку эта сумма больше, чем сумма мнимого ущерба 2,3 млн. долларов (500 тыс. долларов + 1, 8 млн. долларов). Тем более, что после получения аванса 3 млн. долларов, «МХМ - Фонд» готовил огромное количество документов по этой сделке, тратил время своих сотрудников для подготовки сделки, подписал основные договоры. И все это было сделано в течение длительного периода времени с апреля 2004 года до декабря 2004 года.

Следствие считает, что я якобы замыслил инкриминируемое мне преступление еще в 2003 году, то есть до получения аванса в 3 млн. долларов. По версии следствия получается так, что был получен аванс в 3 млн. долларов, проведена огромная предварительная работа, подписаны основные договоры, и все это происходило в течение почти года. Затем были получены суммы меньше 3 млн. долларов, то есть 500 тысяч долларов и 1,8 млн. долларов. И именно они были похищены. Очень странная, больная логика.

Становится ясным, что логика следствия основывается на каких-то других принципах, далеких от обычной человеческой логики.

Следствие утверждает в обвинительном заключении о якобы имевшем место сговоре, но из чего следует такой вывод, не указывает. Следствие умышленно искажает в обвинительном заключении факты, в том числе путем неверно указанных дат происходивших событий. Так, например, в обвинительном заключении говорится о том, что деньги в размере 500 тысяч долларов (полученный аванс) по смете компании владельца объекта недвижимости «Перерва, 54» якобы были переведены не генеральным директором Зубаревым, поскольку он по утверждению следствия на момент перевода, то есть до 11 февраля, уже умер. Между тем следователь Зайцев, формировавший обвинительное заключение, достоверно знал, что Зубарев умер 20 февраля и поэтому налицо фальсификация материалов уголовного дела.

Уважаемый суд!

Подтверждением моего незаконного уголовного преследования является тот факт, что в ходе предварительного следствия с меня по указанию Генеральной прокуратуры РФ уже снималось обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ, а также то, что в течение двух месяцев после окончания ознакомления с материалами уголовного дела (апрель - май 2008 года), заместитель Генерального прокурора России Гринь, который надзирал за ходом расследования уголовного дела, по причине многочисленных нарушений, допущенных следователями в ходе предварительного расследования, не подписывал обвинительное заключение.

Однако, в его отсутствие в течение одного дня 30 июня 2008 года, в нарушении требований УПК РФ без какого-либо изучения материалов уголовного дела (65 томов) и вопреки Приказа Генерального прокурора РФ о распределении обязанностей между заместителями Генерального прокурора РФ, обвинительное заключение по уголовному делу, незаконно подписал не имеющих никакого отношения к надзору за данным уголовным делом, заместитель Генерального прокурора РФ по Сибирскому федеральному округу Семчишин.

Полагаю, что указанный заместитель Генерального прокурора также должен быть вызван в суд для дачи показания в качестве свидетеля в целях выяснения причин, побудивших его подписать обвинительное заключение вместо заместителя Генерального прокурора РФ Гриня.

Суд должен принять во внимание также следующее обстоятельство, подтверждающее заказной характер уголовного дела. Придуманное следователем Шантиным обвинение по указанию Генеральной прокуратуры было через некоторое время с меня снято как необоснованно предъявленное, а Шантин был освобожден от руководителя следственной группы и наказан в дисциплинарном порядке.

После чего, уголовное дело было передано для дальнейшего расследования следователю СК при МВД РФ Зайцеву. Однако следователь Зайцев продолжал как и следователь Шантин предвзято по отношении ко мне проводить расследование по делу. В частности он, в нарушении УПК РФ вновь незаконно предъявил мне обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Также Зайцевым было в нарушении УПК РФ составлено ходатайство о продлении мне срока содержания под стражей свыше 12 месяцев по преступлению, по которому уголовно-процессуальный закон не позволяет ходатайствовать о продлении срока содержания свыше 12 месяцев. Затем под воздействием СК при МВД РФ это ходатайство судьями Мосгорсуда Олихвер и Чумаковым было незаконно удовлетворено.

В ходе предварительного слушания было также вынесено необоснованное постановление судьи Басманного районного суда г. Москвы Карпова об оставлении без изменения мне меры пресечения в виде заключения под стражу. Незаконность этого решения судьи очевидна, поскольку судья Карпов, рассматривая вопрос о применении ко мне меры пресечения, безусловно, изучал находящиеся в материалах дела постановления двух судей Мосгорсуда, из которых следует, что мне незаконно дважды Мосгорсудом продлялись сроки содержания под стражей свыше 12 месяцев. Однако в своем постановлении об оставлении меры пресечения ареста без изменения судья Карпов умолчал об указанных существенных нарушениях УПК РФ.

Также хочу отметить, что мою роль как акционера «МХМ - Фонда» следователь без ссылки на какие-либо достоверные доказательства представил в виде исполнительного органа. В этом заключается одна из главных ошибок следствия. Хотя из материалов уголовного дела видно, что были избраны и действительно работали исполнительные органы на основании устава Фонда. Полагаю, что подобными выдумками и ухищрениями следствию удалось, как говорится, «сломать» Короткова – Президента «МХМ – Фонда», который в ходе следствия около 10 раз давал противоречивые показания.

Уважаемый суд! В ходе судебного разбирательства я еще неоднократно буду дополнять данные мною сегодня показания, в том числе при исследовании в судебном заседании материалов дела.

 


« В архив
« На главную страницу
 



Итальянская декоративная косметика
bebox.ru
cnt2.ru
Необходимо сделать мед справку? Звоните! Быстро! Удобно! Без очередей
cpravki.ru
Отказаться от тюрьмы
 
Президиум Мосгорсуда отменил приговор журналистке Айгуль Махмутовой
 
Дума повысит ущерб
 
Госдума поправит «легализацию» в УК
 
«Эффект Дымовского» дошел до военной прокуратуры: следователь Попков рассказал об упадке в органах
 
Беседа с майором Дымовским
 
Криминал в политике или политика в криминале?
 
Дымовскому в Москве пожали руку милиционеры, объявившие голодовку
 
Архив »

Институт верховенства права