"Главной мишенью криминалитета и чиновничьего рэкета становится средний и малый бизнес".
Владимир Путин
 
        
Её назовут святой

В Мосгорсуде 12 ноября состоялось заседание по рассмотрению кассационной жалобы, поданной адвокатами журналистки Айгуль Махмутовой и главным редактором газеты "Судьба Кузьминок". Адвокаты требовали отменить чудовищный приговор — пять с половиной лет лишения свободы. Никакой интриги, судьи героями никогда не были, зато в жизни настоящих героев они все чаще проскальзывают, пытаются прикоснуться к ним, оставить свой след. Если бы не мантии, герой был бы недоступен таким, как они. Мантия дает возможность быть холодным оружием режима. Приговор оставлен в силе. Я пошел на этот суд, зная заранее его решение. Я хотел увидеть героиню и лица в мантиях. О них, как и о самом деле Махмутовой, я вам расскажу, оно того стоит.

О людях государя

Судей было трое. Скальпель, микроскоп и зажим. На двери в кабинет номер 315 только одна фамилия – Симагина, остальные судьи — безымянный антураж правосудия. Кроме дела Махмутовой в этот день, если верить списку, судьи рассматривали еще около 20 дел. Конвейер правосудия.

В зале установлены три телевизора, на экране которых можно наблюдать осужденную. Сама комнатка, где сидит Махмутова, кажется слишком маленькой. Микрофонами, которые передают звук от осужденного и из зала суда в СИЗО, заведует прокурор.

Судья Симагина почему-то напомнила мне учительницу. Я перевел взгляд на вторую судью – старую даму с выкрашенными в белесо-желтый цвет волосами. Она строго осмотрела вошедших, затем опустила глаза и более их не поднимала. Она оказалась тоже похожа на учительницу. Судьи и учителя — один и тот же тип человека. Третьим судьей был вялый и тучный мужчина, который в начале заседания прочел основные тезисы кассационной жалобы защиты. Далось это ему с большим трудом. Телевидение, видимо, все больше вредит обывателям — совсем разучились читать.

Симагина была спокойна и не скрывала, что ей, как и остальным коллегам по правосудию, люди надоели. Ей, наверное, очень хотелось лечь и накрыться мантией пледа где-нибудь дома, а тут всякие Махмутовы, которые чего-то хотят, тревожат нормальных людей. Тьфу!

Во время выступления адвоката Симагина нервно теребила тоненькую Конституцию на столе. Было отчего. Речь адвоката Юрия Зака была хорошо продумана, без апелляции к чувствам — ничего лишнего. Только факты о нарушениях: УПК, презумпции невиновности, судебного следствия и ведения судебного процесса в Кузьминском районном суде по делу Махмутовой. Адвокат умело называл одно нарушение за другим и давал ссылки на другие уголовные дела, где были подобные прецеденты и после слушания которых Верховный суд выносил решения в пользу обвиняемых.

Прокурором оказался молодой человек по фамилии Галанин, если бы не голубой мундир, я бы принял его за повзрослевшего неформала. Он прекрасно знает закон и хорошо понимает, что к чему в деле Махмутовой. Но роль обязывает. Задача прокурора — стоять на страже государства, признать неправоту государства он не имеет права. Поэтому "дело расследовано надлежащим образом, в строгом соответствии с законом".

Жонглеры меня всегда завораживали. Вот и тут произошло то же самое. Хотя… Стоп! Оборвал я себя. Тут же не цирк, а суд.

Рассматриваю прокурора: тонкие длинные пальцы, медленная, очень медленная речь. Я пытаюсь вспомнить, где я такую слышал… А, точно! Так говорил мой сосед по лестничной клетке, наркоман, тянул слова, слегка зажевывая их. Результат ежедневного вдыхания паров клея "Момент".

Чем дольше говорит прокурор, тем больше краснеют его уши. Сначала розовенькие, потом красные, а потом темно бордовые. Я не сдерживаюсь и говорю об этом журналистке рядом со мной. Она отвечает: "Стыдиться".

Друг Махмутовой Андрей Черняков, присутствующий в зале, эмоционально реагирует на что-то в бормотании прокурора. Оказывается, Галанин оговорился, сказал, что, по его мнению, Айгуль Махмутова не виновна по тем статьям, по которым она была осуждена Кузьминским судом. Заканчивая сплошь состоящую из юридических оборотов речь, прокурор сделал некоторое отступление: "Вот и всё кратенько". Присутствующая в зале фотокорреспондент одного из СМИ отреагировала: "Ага, "кратенько" так, на пять лет".

Если кто не знает, 24-летняя Айгуль Махмутова, красивая и спокойная девушка, была приговорена к пяти с половиной годам лишения свободы. Нет, она никого не убила. Если бы убила, ей дали бы меньше, а, возможно, и условно. Она просто кое-что написала, но об этом чуть позже.

Когда судьи ушли в совещательную комнату, прокурор остался на своем месте в окружении журналистов и друзей Айгуль. Андрей Черняков не сдержался:

— Товарищ прокурор, скажите, а совесть вас не мучает держать за решеткой девушку по заказному делу?
— Это провокационный вопрос, — медленно отвечает прокурор.
— А вы знаете, кто заказал это дело? А, товарищ прокурор? — продолжил Черняков.
— Да, знаю... Я читал в ваших показаниях...
— В моих показаниях? Хм, — Черняков улыбнулся. Дело в том, что его не допустили в зал Кузминского суда и не позволили дать свидетельские показания, так как он якобы находился в федеральном розыске (!).
— В показаниях осужденной Махмутовой, — исправился прокурор.
— А кого она называла, товарищ прокурор? — поинтересовался Черняков.
— Алан Калабеков и Станислав Лебедев... — совсем не уверенно проронил прокурор.


В зал ворвался маленький и молоденький судебный пристав. Я бы ему дал лет 17-18. Внешний вид его был комичен. Он, видимо, для пущей крутости закатал рукава черной рубахи и засунул штанины внутрь тяжелых ботинок. Такой мини-скинхед. Девушка-журналистка не выдержала и спросила у мальчика: кто он и зачем пришел именно сейчас, а не раньше? Когда мальчик сказал, что он из спецконвоя и пришел, потому что "так надо", я не выдержал и заулыбался. Это прокурор, испугавшись, вызвал "подмогу", нажав тревожную кнопку. Мальчик встал у стены и начал злобно осматривать присутствующих.

Об обвинении

Айгуль Махмутова по количеству предъявляемых ей обвинений скоро может стать в один ряд с Усамой бен Ладеном, но это заслуга не самой журналистки, а тех, кто ее невзлюбил.

В отношении Махмутовой было возбуждено уголовное дело по двум статьям: "Мошенничество" и "Насилие в отношении сотрудников милиции" (троих, если не ошибаюсь). Когда суд поначалу отказал в избрании меры пресечения в виде взятия под стражу, на Махмутову возбудили второе уголовное дело по факту вымогательства с применением насилия с ее стороны. Прокуратура, указав на то, что Махмутова пользуется свободой для продолжения своих черных дел и запугивает население Москвы, попросила суд сменить меру пресечения. Суд удовлетворил прокуратуру. С тех пор прошло 11 месяцев.

О жизни Айгуль

Махмутова занималась частным предпринимательством, у нее на ярмарке выходного дня в Кузьминках была своя точка, где продавались кондитерские изделия. Айгуль вела активный образ жизни, писала статьи. В 2004 году вошла в редколлегию общественно-политической газеты "Судьба Кузьминок". В газете поднимались проблемные вопросы района. Но роковым для Айгуль стало то, что кроме постановки вопроса "Что делать?" ее газета также давала ответ на вопрос "Кто виноват?".

Летом 2006 года она опубликовала материал-расследование о незаконном строительстве гаражного комплекса на месте детской площадки и обвинила главу управы района "Кузьминки" Алана Калабекова в коррупции. Строительство временно прекратилось. Айгуль написала открытое письмо мэру Москвы с просьбой о помощи. Юрий Лужков, о чудо, отреагировал, и произвол чиновников прекратился, а детскую площадку восстановили. После этого девушку начали преследовать. Конечно, кто она такая? Приехала покорять Москву, начала, как говорится "катить бочку" на сильных мира сего. Причем добилась того, что мэр, бог Москвы, публично выпорол чиновников за коррупцию!

Хроника устранения

Такие вещи не прощают. Представляю, как злился и кипел Алан Калабеков. У главы управы большие связи, да и круговая порука у чиновников хорошо развита. Далее события развивались по следующему сценарию.

Махмутовой и Чернякову (на тот момент депутату муниципального собрания Кузьминок) поступали угрозы и требования прекратить "наезды" на чиновников района.

Затем на них напал неизвестный с железным прутом. Преступник скрылся. Пострадавших доставили в НИИ имени Склифосовского.

Айгуль Махмутова зарегистрировалась кандидатом в депутаты муниципального собрания незадолго до выборов. На нее буквально сразу же было заведено уголовное дело.

На улице ее задержала группа оперативников. Девушку доставили в УВД ЮВАО, где избили. Причем оперативники, по словам Махмутовой, били ее изданием УК РФ. Махмутову пытались заставить подписать текст заявления, в котором она якобы признается в том, что публиковала лживые статьи в газете и нарочно оговаривала хороших людей. Махмутова подписывать отказалась. После "визита" в УВД девушка попала в больницу. Там она написала заявление на оперативников, а милиционеры в свою очередь ответили заявлением о том, что Махмутова избила их.

В довесок к заявлению милиционеров появилось уголовное дело, возбужденное по факту мошенничества. Суть дела заключалась в том, что на ярмарке в Кузьминках Махмутова организовала своевременный вывоз мусора: собирала с торговцев оговоренную сумму и оплачивала работу мусоросборников. Несмотря на то, что все документы находились в порядке и в них значились именно те суммы, которые были собраны, один из торговцев обвинил Айгуль в мошенничестве. С Махмутовой взяли подписку о невыезде.

После этого свидетели "мошенничества" Айгуль неожиданно выступили с новым обвинением. Они подали заявление о том, что Махмутова угрожала им расправой. Суд согласился с прокуратурой и поместил Айгуль в следственный изолятор номер 6 города Москвы.

Голова уже идет кругом, но это не все.

Произошло еще одно ЧП. На свидетеля защиты Алексея Зябко напали неизвестные в подъезде его дома. Спустя несколько дней на ярмарку, где Зябко работает, приехали милиционеры и попытались забрать мужчину, но он отказался, после чего милиционеры избили Зябко. Его на "скорой" забрали в больницу.

Известием, которое потрясло всех, стало то, что судья Людмила Самохина, не вынося специального постановления, приняла решение о слушании дела в закрытом режиме. Причина в том, пояснил адвокат Айгуль, что один из потерпевших в деле Махмутовой является негласным сотрудником милиции. Данные потерпевшего рассекретил следователь Белов, который поместил в уголовное дело его документы, паспортные данные, домашний адрес и телефон. К слову, этот человек по фамилии Иванов не был ни разу допрошен, не выступал в суде. Его вообще никто не видел.

Айгуль отказывается вставать, когда Людмила Самохина входит в зал. Судья стерпела оскорбление. Она ответит позже.

По первому делу Айгуль Махмутова получила три с половиной года лишения свободы.

Второе дело не менее идиотски обставлено, чем первое: одна из пострадавших от "мошенничества" Махмутовой, гражданка Ахметзянова (ходят слухи, что все "свидетели–потерпевшие" по этому делу были "подготовлены" сотрудниками местного ОВД), заявила, что Махмутова угрожала ей и наехала на нее пару раз на машине. Как вы думаете для чего? Все просто. Айгуль требовала у Ахметзяновой 800 рублей. Красота! Девушку судят, она ходит под подпиской о невыезде, а тут на тебе, такие чудеса! Было бы смешно, если бы не было так грустно.

Суд вынес обвинительный приговор – пять лет. Путем частичного сложения Айгуль Махмутова получила пять с половиной лет тюрьмы и обязана выплатить штраф в размере 50 тысяч рублей в пользу Ахметзяновой.

Методы

В своем втором обращении к Юрию Лужкову Айгуль Махмутова назвала фамилии людей, преследовавших ее. Девушка также сообщила, что оперативники, которые задерживали и избивали ее в УВД ЮВАО, пытались ее к тому же изнасиловать.

В 2004 году в Москве получила широкую огласку история о сотрудниках милиции, которые задерживали в метрополитене девушек без московской прописки и насиловали. Тогда молодой человек Герман Галдецкий расследовал эти события весьма успешно. Позже его нашли с простреленной головой. Он впал в кому и чудом выжил. Лечение продолжается до сих пор.

13 ноября 2008 года журналиста, редактора небольшой оппозиционной газеты "Химкинская правда", Михаила Бекетова нашли с пробитой головой. Сейчас он в реанимации. Бекетов выступал против вырубки Химкинского леса и привлек внимание общественности к надругательству над могилами героев Великой отечественной войны.

Тюрьма, убийства, побои. Опасная цена правды.

Героиня

Я буду выступать на радио "Свобода" о тебе, — показала жестами в видеокамеру женщина, пришедшая поддержать Махмутову.


— Если бы я увидела ваши жесты, я бы их поняла как "Ты будешь святой", — сказала девушка-журналист, сидящая рядом со мной и улыбнулась.
— Она будет святой, – Спокойно сказала женщина.


Я смотрел на экран телевизора и видел там такого же, как я, молодого, живого человека, запертого в клетку.

Я сидел в одной из сот Мосгорсуда напротив неприятных людей в черных мантиях с белыми бантами, а она там, в камере перед камерой смотрела на них. Возможно, даже чуточку верила в чудо, куталась в большой платок, поправляла пряди черных волос и излучала спокойствие.

Алексей Сочнев

 

Источник: Каспаров.ру
« В архив
« На главную страницу
 



Отказаться от тюрьмы
 
Президиум Мосгорсуда отменил приговор журналистке Айгуль Махмутовой
 
Дума повысит ущерб
 
Госдума поправит «легализацию» в УК
 
«Эффект Дымовского» дошел до военной прокуратуры: следователь Попков рассказал об упадке в органах
 
Беседа с майором Дымовским
 
Криминал в политике или политика в криминале?
 
Дымовскому в Москве пожали руку милиционеры, объявившие голодовку
 
Архив »

Институт верховенства права